Они сильно ударили меня в почку, я написал все вины с виной под диктовку офицера КГБ»

Они сильно ударили меня в почку, я написал все вины с виной под диктовку офицера КГБ»

Обвиняемый в случае с Корджичем, сержант Барановский дает показания в суде
ALESA EXTRA
Поделиться:
седьмые
Суд допрашивает обвиняемого. Суд допрашивает обвиняемого.
Изменить размер текста: AA
Во вторник, 11 сентября, суд начал допросить обвиняемого. Первое свидетельство было дано сержантом Евгением Барановским. (подробнее о том, что он сказал в первой части собрания: «Да, они превысили власть, но я не знаю, почему расследование решило, что наши действия привели к самоубийству Корджича»)

Затем задавали вопросы мать Барановского Коржич. Она задавалась вопросом, что обвиняемый имел отношения с сыном. Сержант отвечает спокойно, обращаясь к жертве по имени и отчеству.

— Отношения не были дружественными, а не официальными. Я обращался со всеми солдатами по-человечески.

Затем Светлана Николаевна спросила, как Саша прикоснулся к Барановскому.

Когда мой телефон сломался, я отправился в Коржич и спросил, не возражает ли он использовать один телефон со мной. Он согласился.

— Знаете ли вы, что в течение более трех недель карта Саши была в распоряжении прапорщика Артура Вирбала? Мать солдата задает третий вопрос.

«Я не знаю около трех недель, но Саша рассказал мне об этом». И тогда мы говорили об этом на встрече. В это время Вирбаль, казалось, находился в вынужденном отпуске.

«Он был в питьем!» — уточняет Светлана Коржич.

Евгений Барановский говорит, что только в ходе расследования выяснилось, что кто-то требовал Коржича 50 рублей каждый день.

Из показаний обвиняемого стало известно, что дедовщина в армии была цепью: офицеры избили сержантов, сержантов — рядовых. Барановский еще раз подчеркнул, что он попросил солдат купить еду, чтобы затем передать их своим командирам.

— Если это не будет сделано, офицеры могут ударить — все равно на практике. Только мы получили больше, чем солдат.

Барановский передает жертву по делу старшего лейтенанта Суковенко (после смерти Корджика его обвинили в «Злоупотреблении властью, превышении власти и бездействии властей». Слушание еще не началось).

— Были отжимания, использование насилия. Если босс узнал о проступках моих подчиненных, я получил его за это.

Барановский не согласен с тем, что он совершал преступления по корыстным мотивам, он не признает, что он поступил с Вяжевичем и Скуратовичем по предварительному соглашению.

Обвиняемый говорит, что во время первого допроса в КГБ ему угрожали, избивали.

«Я все еще иду в ванную с кровью». Я сильно пострадал в почках. Я написал все высказывания с виной под диктовку офицера КГБ. Никто не объяснил мне, что я не могу свидетельствовать против себя, тогда у меня не было адвоката.

ПРОЧИТАТЬ ТАКЖЕ

То, что стало известно в месяце испытания в случае смерти Корчика

Их показания уже были предоставлены жертвами, врачами и руководителями учебного центра (подробнее)

Эксперт-психиатр: «По меркам психиатрии Корджик был практически здоров»

Специалист утверждает, что соматоформная вегетативная дисфункция достаточно легка и кратковременна (более подробно)

Друг Александра Коржича: «Я не помню ни малейшего оправдания, которое могло бы подтолкнуть его к самоубийству»

Солдат ничего не сказал своему коллеге о том, что у него есть некоторые проблемы (подробнее)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Afiseaza emoticoanele Locco.Ro